А я снова о ювелирной рекламе. Хотя, на самом деле, не только о ювелирной. Сегодня, гуляя по городу, и рассматривая «наружку», я подумал о том, что в условиях общего кризиса идей «нулевых» годов рекламные идеи в России вернулись к эстетике семидесятых-восьмидесятых, если не ранее. Сюжет с красавицей-стюардессой и бруталом-пилотом на фоне самолёта – несомненной привет советской рекламе «Аэрофлота», а сексапильная барышня в дезабелье на фоне маскулинного железнодорожного моста чем-то напоминает еще более раннюю социальную рекламу про милицию спереди и битых хулиганов сзади. То есть на переднем плане что-то хорошее (или плохое, по обстоятельствам), а на заднем – то, почему это хорошо.

Это старперский креатив «крепких хозяйственников», которому подпевают ламеры, оккупировавшие сегодня соответствующие должности. Да, уважаемый читатель, я искренне полагаю, что раньше «девки были моложе», и в «лихие девяностые», когда еще была надежда, что у нас рыночная экономика образуется люди работали лучше, причем не только в рекламе. Современная реклама такая же постмодернистская штука, как и современная культура в целом. Мы оперируем не смыслами, а их метасимволами. Основным сюжетом рекламного сообщения должен являться афоризм или анекдот, легко запоминающийся, точный и не слишком натужный. У современного потребителя рекламы нет времени и желания разбираться с натужными образами, он ищет «лулзов» и «приколов» и если ему не давать и намека на них – в гробе он видал ваш пафосный месседж, и рекламка ваша отправилась в корзину.