Как это сделано. Урок фотографии №2

_DSC1859Untitled-1-04Это тоже любимая картинка. Делалась для Ateliere Mousson в то время, когда фирма только создавалась и пребывала в поисках стиля. История была про ревность, любовь, муссонные дожди и немного про цацки:).

Хотелось снять, как женщина подглядывает в окно некоего здания и видит внутри целующуюся пару, и то ли ревнует, то ли томится. Пригласили трех моделей, купили стекло неимоверного размера и стали делать. 

Я понимал, что сцена сложная, и если в кадре будут одновременно все, то, во-первых, она композиционно «развалится», фотография – не живопись, есть ограничения оптики, а во-вторых, маленькое кольцо не будет читаться. Тогда я решил, что на переднем плане будет рука с кольцом, а чтобы поместить лицо модели №1 (подглядывающей) на средний план я решил дать его отражением. Если бы, например, я разместил её в профиль на переднем плане, пришлось бы прижимать лицо к стеклу и руке, и опять бы вышла каша, да и кольцо могло выпасть из глубины резкости.

Дальше все, как на схеме. Стрип, который светит в торец стекла, прорисовывает капельки воды, а черный флаг не дает ему засвечивать лицо модели. Окна на противоположной стороне павильона занавешивать не стали, чтобы навести «тень на плетень» — не дать заднему плану провалиться в неправдоподобное черное. Модель №1 одета в черное, чтобы отражалось только лицо.
Картинка специально дана неретушированной, белая фигня в центре – отражение стойки, забытой у меня за спиной. Внимательный зритель легко обнаружит в кадре и меня:).

Сегодня я бы иначе решил стиль моделей, подпустил бы гламурцу, джентльмена одел бы в белое, выстроил бы задний план более внятным. В остальном вcе бы сделал также при том, что мультиэкспозиция, может быть, была бы рациональнее.

Разоблачение

_DSC4074-Edit

1-03

Ну нет не магии. Так немудреных трюков

Очень люблю это фото. Сделано случайно на бодиарт тусовке в «5 этаже». И модель чудесная, и все как я люблю: удвоение пространства, работа с отражением, всё темно и «гадательно». Поскольку часто, видящие эту картинку, подозревают в ней фотомонтаж, отвечаю – ничего подобного.

Этот прием я часто применяю во время съемки предметов, в которых уместно схематично показать оборотную, скрытую от камеры сторону. Основан он на том, же эффекте, который позволяет нам видеть свое отражение, глядя из освещенной комнаты в ночное окно. Это окно имитирует стекло, установленное, перед черным фоном.

Отражение формируется засветкой «оборотной» стороны модели тарелкой с сотами, установленной так, чтобы свет, падающий на модель, и отраженный, под углом, равным углу падения, формировал изображение на стекле, смещенное на композиционно оправданную дистанцию. Тарелка – это случайность, то, что висело на моноблоке. Я предпочел бы стрип.

Стрип справа от модели заполняет спину модели, обращенную к камере, и прорисовывает контур. Яркости ламп я не помню за давностью лет, но флэшметр в помощь.

Фотография ювелирных украшений. Фото – артефакт

backup09-764

Это текст был написан и опубликован в журнале Platinum больше 10 лет назад. Тогда я работал в ООО «Соколов», и часть пафоса связана именно с тем, что я рекламировал ограненные самоцветные вставки. С тех пор некоторые из содержащихся в нем сентенций потеряли для меня остроту, некоторые идеи стали глубже, азарта и задора у меня поубавилось, но общий месседж мне до сих пор близок.

Хотя ювелирная реклама в России имеет достаточно давнюю традицию, которая не прерывалась даже в советскую эпоху, ее новейшая история насчитывает чуть больше десяти лет, как впрочем, новейшая история любой рекламы в нашей стране.

За этот период сложились определенные способы ее исполнения, и о той части этих способов, которая касается рекламы в печатных СМИ, хотелось бы написать несколько строк. Тем более, что здесь присутствует некая коллизия, и даже не одна.

Первый уровень столкновения интересов присутствует в манере исполнения фотографий для ювелирной рекламы. Здесь, отметим, что таковая является в первую голову визуальной. То есть, рекламный текст – всегда подчинен визуальному образу, поскольку, ювелирные украшения любят глазами. Для ювелирной рекламы условная схема AIDA (Attention, Interest, Desire, Action – привлечение внимания, возникновение интереса, возбуждение желания, действие приобретения) в первых своих трех компонентах, связана с графическим изображением предмета. В рекламе украшений неудачный текст может быть прикрыт качественной картинкой, и наоборот, никакой шедевральный слоган не спасет скверной фотографии.

Можно выделить два основных способа фотосъемки ювелирных украшений: первый – нацелен на то, чтобы показать как сделана вещь, фотограф старается добиться максимальной глубины резко отображаемого пространства, избежать теней и бликов на металлических поверхностей,«погасить» сверкание каменных вставок и так далее. Этот способ можно условно назвать инструментальным потому, что фотограф часто использует для такой съемки специальные устройства, в той или иной степени автоматизирующие процесс. Второй способ, имеет своей задачей показать впечатление от украшения. Здесь фотограф не заботится тем, как будет видна закрепка мелких бриллиантов, он ищет тот ракурс, который демонстрирует вещь так, как она будет выглядеть на натуре, или пытается продемонстрировать миссию, эстетический контекст украшения, старается максимально выгодно показать красоту материала. Если обратить внимание на фото в европейских изданиях, то там идут именно по второму пути. (далее…)

Кто о чем

А я снова о ювелирной рекламе. Хотя, на самом деле, не только о ювелирной. Сегодня, гуляя по городу, и рассматривая «наружку», я подумал о том, что в условиях общего кризиса идей «нулевых» годов рекламные идеи в России вернулись к эстетике семидесятых-восьмидесятых, если не ранее. Сюжет с красавицей-стюардессой и бруталом-пилотом на фоне самолёта – несомненной привет советской рекламе «Аэрофлота», а сексапильная барышня в дезабелье на фоне маскулинного железнодорожного моста чем-то напоминает еще более раннюю социальную рекламу про милицию спереди и битых хулиганов сзади. То есть на переднем плане что-то хорошее (или плохое, по обстоятельствам), а на заднем – то, почему это хорошо.

Это старперский креатив «крепких хозяйственников», которому подпевают ламеры, оккупировавшие сегодня соответствующие должности. Да, уважаемый читатель, я искренне полагаю, что раньше «девки были моложе», и в «лихие девяностые», когда еще была надежда, что у нас рыночная экономика образуется люди работали лучше, причем не только в рекламе. Современная реклама такая же постмодернистская штука, как и современная культура в целом. Мы оперируем не смыслами, а их метасимволами. Основным сюжетом рекламного сообщения должен являться афоризм или анекдот, легко запоминающийся, точный и не слишком натужный. У современного потребителя рекламы нет времени и желания разбираться с натужными образами, он ищет «лулзов» и «приколов» и если ему не давать и намека на них – в гробе он видал ваш пафосный месседж, и рекламка ваша отправилась в корзину.

И снова корпоративный календарь

6700

Как это не горестно, но в этом году совершенно делись корпоративные календари. Реклама какая-никакая есть, каталожка есть и много, а календари как волной смыло. В пошлые годы всегда что-то было: большой, на тринадцать полос; тринадцать же полос, но маленький настольный; шапка к трио, на худой конец. В этом году парочка карманных, но это так – баловство… А я надеялся еще где-нибудь в мае начать делать календарь, большой, красивый и концептуальный.

Вообще, концептуальность в современном отечественном корпоративном календаре – слабое место. Производитель воспринимает (совершенно справедливо, впрочем) календарь как некую витрину достижений собственного предприятия, и соответственно спешит разместить на нем что-нибудь вроде товара лицом. Дальше начинается традиционный для российской рекламы импотентный кавардак. Хорошо, если товар обладает очевидной эстетической ценностью: ювелирные изделия, одежка, прически, тюнингованные мотоциклы, etc. Всё это само по себе симпатично и часто фотогенично. Фотографу не требуется сражаться с бедовыми идеями рекламных отделов, потому как симпатичные картинки лепятся сами собой. Но вот если речь идет о каких-либо промтоварах неоднозначно прекрасных, вроде строительной фурнитуры или горнопроходческого оборудования, или, например, о финансовых услугах, то тут начинается абсолютная околесица. И чем более фотограф развит эстетически – тем ему сложнее. Каталожный фотограф свалит в кучку шалабушки блестящие и снимет их в стоковой манере, ему хорошо и заказчик рад. А рассказывать клиенту, что ты искренне любишь кранбуксы, что чугунные фитинги обладают неимоверной красотой и их надо очень крупным планом, с острым светом, чтоб фактуру не потерять – монолог без результата, он всё равно хочет кучку блестящих шалабушек. (далее…)

Противоречие в фотографии №1

Классический пример противоречия между референтивной и эстетической функциями фотографии – конфликт мотиваций фотографа и модели.

Модель полагает, что фотография хороша ровно настолько, насколько хороша на ней модель. Модели неважен эстетический месседж, задуманный и воплощаемый автором. Если она кажется себе некрасивой – все, фото не имеет права на существование.

Фотограф, в свою очередь, стремиться реализовать собственную идею, часто весьма абстрактную, и модель для него – лишь выразительное средство, которому необязательно присуща собственная эстетика, и её дело – быть лыком в строке, частью произведения, смысл которого только в целостности.

Модель может сказать: «Мне нравится поза, а лицо не удалось»; фотограф же едва ли предпочтет нижний левый угол своего снимка прочим.

P.S. Номер — всего лишь порядковый в моих блокнотах. Никакого ранжирования.

Курс «Основы студийной фотографии для начинающих»

Russkie Samotsvety

В первом за этот год номере FOTO&VIDEO прекрасная статья Ирины Чмыревой о фотообразовании. Основной месседж, как ни смешно, до крайности спорный – оно надо. То есть, для меня-то нет сомнений, я действительно испытываю дискомфорт от собственной ненаученности. Мое самообразование хоть и не вовсе бессистемное, но грешит поверхностностью, и зияет лакунами всякими. Но то, что сейчас предлагается в России меня не привлекает, а зарубежное – в данный момент невозможно.

Однако я знаю массу фотографирующих личностей,  которые совершенно искренне полагают, что им не нужно никаких дипломов и прочих цацок нелепых. Опыт – не сын ошибок для них, но отец знания, хотя если опыт не сопровождается весьма обоснованной рефлексией, он рождает знания неверные. Вспомните, что бытовой опыт подсказывает нам, что именно Солнце вращается вокруг Земли, а н наоборот. Рефлексия же возможна, если накопленные прежде знания и размышления доступны как инструмент, а вне установившейся школы это – почти невозможно.

У нас школу заменяет система мастер-классов. Фактически это – шарлатанство высшей пробы, когда «гуру» подсовывает ученикам некоторый набор рецептов из собственной практики, но не ставит перед ними системообразующих вопросов, поиск ответов на которые – сам по себе есть путь обучения и совершенствования.

Грубо говоря, есть обучение по системе «то», при котором ученика дрессируют как зайца – спички зажигать, и «не то», при котором любое достижение ученика отрицается, чтобы заставить его сделать следующий шаг к становлению.

Я тоже, бывает, не чуждаюсь мастер-классов (хоть и стесняюсь сильно), и собираю иногда какие-то аудитории, но всегда иду по пути «не то».  Даже когда мне хочется попросту поделиться каким-то успешным личным опытом, я скатываюсь к даосским коанам. Это, скорее всего, и есть причина того, что на меня хорошо ходят задаром, и плохо за деньгиJ. Легко заплатить за понятную науку: как облить голую тетку молоком, или делать из людей вурдалаков, а платить за мучительное осознание собственного несовершенства – какая-то БДСМ-практика.

Тем не менее я читаю курс (программа ниже), в студии «7 углов». Добро пожаловать! (далее…)

Икона и символ — 2

«…звук как материальная сущность не принадлежит языку,
потому что языку принадлежит только система различий,
которая наделяет звуки значениями.»

Ф. де Соссюр

Любая фотография изначально содержит в себе всё, чем и отличается от живописного произведения, в композицию которого художник последовательно вводит потребные ему компоненты. Фотограф истинный, в отличие от фотографа ложного, всегда имеет дело со всем возможным множеством вещей, существующих в данном контексте. Творчество фотографа заключается именно в смещении самого себя относительно мизансцены, но не в её конструировании.

С этой точки зрения, постановочная студийная фотография в заранее заготовленной декорации, фотографией не является, но является подобием живописи, причем подобием вульгарным. Даже заранее выстроенные декорации интерьерной студии, но выстроенные другими, дают фотографу больше легитимности, чем самостоятельное конструирование мизансцены с нуля.

Действительно, снимая студийный портрет, мы манипулируем и светом, и моделью, и декорацией. Однако некоторая доля хаоса, который есть полнота бытия до момента его гармонизации композицией и сюжетом, остается и в момент нажатия на спуск. Метафизически фотограф всё же оставляет в своем эстетическом сообщении долю непредсказуемости, «руку Бога». Так писатель, создавая текст, полностью структурирует вымышленную реальность, но оставляет чтецу возможность произвольно изменять свой текст интонацией.

Если же писатель сам и режиссирует чтение, то он исключает любую спонтанность, разрушает возможность текста пожить своей жизнью, и тем его убивает. Фотограф может предоставить модели тему и мизансцену, но дать ей возможность прожить всё это самостоятельно, а может и не дать. В этот момент он перестает быть фотографом в художественном понимании слова «фотография», а становится «живописцем», не умеющим рисовать.

Портрет повышает самооценку и лечит душу

_DSC0813

Это текст не иллюстрируется по этическим соображениям.

Эта история началась, когда мне поступило первое предложение сделать портрет для женщины, у которой случился «кризис в отношениях». Я совершенно осознанно пишу сделать портрет «для женщины», а не «портрет женщины». Дело в том, что на этом портрете отнюдь не требовалось отображать следы упомянутого кризиса. В данном случае была задача «снять так, что бы было понятно, что я ОК!» Ну и кроме того, модель доживала последние дни в очень красивой, совершенно не своей квартире, в которой и собиралась позировать.

Мы чудесно поснимались: валяли дурака, и немного нарушали интерьер, и в итоге я даже думал начать новую серию портретов «Женщины на грани нервного срыва», но воздержался. Воздержался из соображений этических – девушке и вправду было скверно, делать искусство на действительных мучениях живого человека мне тогда показалось не comme il faut. Мне и сегодня так кажется, но, во-первых речь сейчас не об этом, во-вторых для таких штук есть некоторый срок годности, может когда-нибудь я эти снимки и покажу.

Не знаю получшело ли модели после наших съемок, или другие какие-то причины были для изменения состояния духа, отснялся – и забыл… Спустя пару лет, ко мне обратилась знакомая – дизайнер интерьеров. Она делала квартиру для дамы, которую перестал содержать некий крупный чин. Квартиру она получила в отступное, но в придачу ей досталась и нарушенная самооценка, и много чего еще. Тогда была идея снять даму обнаженной и украсить этим изображением её девичью светелку, чтоб она смотрела на себя – неимоверную красавицу, и наполнялась чувством удовлетворения и восхищения. (далее…)

Корпоративный календарь. Пора думать

00024717-Edit

«Война должна кормить себя сама», – говорил Наполеон. В случае с рекламными носителями это значит, что рекламный носитель должен свободно продаваться, и приобретая его, покупатель не только вынужденно считывает рекламный месседж, но и компенсирует затраты на рекламную кампанию.

Классическим примером успешной реализации такого подхода является серия фильмов о Джеймсе Бонде. Многие фильмы бондианы сняты на деньги производителей товаров элитного спроса, явно присутствующих в кадре (product placement). При этом сами фильмы окупаются в прокате и приносят не только рекламную отдачу, но и кассовый доход.

В отечественной практике я могу припомнить только тираж карманных варио-календариков, изготовленных и сбытых через розничную сеть компанией «Чорон-Даймонд», но сама идея доставлять рекламное сообщение в виде товара, добровольно приобретаемого получателем, является настолько очевидной, что её нереализованность в российской практике дает только повод для радости – меньше конкуренция.

На российском книжном рынке практически отсутствуют коллекционные подарочные издания, коллекционные календари в частности. Такой календарь мог бы стать отменным новогодним подарком не очень близкому, но ценному знакомому. А для компаний производителей и продавцов предметов роскоши – мощнейшим инструментом продвижения, рассчитанным на долгосрочную перспективу.

Так, уже упомянутый календарь Pirelli начинался как корпоративный календарь для автомехаников и владельцев шиномонтажек, а спустя пятьдесят лет с момента первого выпуска это объект коллекционирования и музейного хранения, артефакт престижа, феномен культурной жизни планеты, каждый выпуск которого собирает больше прессы, чем саммиты G20. Председатель правления Pirelli Марко Тронкетти Провера говорил, что выпуск календаря обходится в полтора миллиона долларов, а пресса, которую он получает после публикации по всему миру, стоила бы миллиарды.

На иллюстрации один из вариантов листа для корпоративного подарочного календаря ОАО «Ювелирная торговля Северо-Запада» на 2010 г.

СВАДЬБА