Икона и символ — 1

Словами пользуются для выражения смысла.
Постигнув смысл, забывают о словах.
Где бы найти мне забывшего про слова человека,
чтобы с ним поговорить!

            Фэн Юлань

Фотография, по определению, есть знак-икона – нечто имеющее, по Лотману, естественно ему присущее выражение. Её семиотический треугольник достаточно очевиден: знак – снимок; смысл – некоторый месседж, заложенный автором, значение – некоторый месседж, условно конгруэнтный авторскому, но считываемый именно зрителем.

В то же самое время, современное – актуальное искусство стремится избегать  иконической системы знаков. Сегодня художественный текст (в том числе и визуальный), содержащий в себе однозначно извлекаемый месседж – почти что нонсенс. Современная же фотография, на мой взгляд, прошла и этап символического повествования.

В конце концов, символизм, как стиль «искусства эстетики тождества» – есть вариант иконописи, некоей ритуализированной практики. Однако понимание символизма изображения не как отсылки к каким-то архетипичным образам, а как именно использования некоей системы символов и сопоставленных им смыслов, приводит нас к осознанию того, что современная фотография в эпоху победившего постмодернизма оперирует уже не символами, а метасимволами.

Для понимания фотографии требуется уже не только «насмотренность» – близкое знакомство с визуальными произведениями в контексте их культурной значимости, но насмотренность произведений созданных насмотренными авторами. Этакая вторая производная от глубины культурного пласта.

И вот тут я готов расписаться в личном убожестве, мне это абсолютно не интересно. Не интересна фотография, собранная из метасимволов. Но при этом мне очень интересна фотография, собранная из метаикон.

Если мы говорим о знаке-иконе, мы можем без особой натяжки обозвать его знаком-иероглифом. Здесь начертание и содержание по прежнему неразрывно связаны. Однако иероглиф, например японский, состоит из ключей-радикалов. Так в иероглифе «мужчина» радикалами являются иероглифы «рисовое поле» и «сила», которые в свою очередь, могут быть разъяты на суб-радикалы, или использованы в других сочетаниях.

Несложно предположить, что если можно найти «метасимволическую» фотографию, то можно снять и «метаиконическую». При этом важно сохранить природную связь месседжа и знака на всех этапах конструирования.

Не буду иллюстрировать. Пока.

О красоте

незалайканный котик

Я мучительно, безудержно люблю снимать красиво. Отсюда и съемки индустриальных ландшафтов, дворов-колодцев, «третьей линии» исторического центра, – всего того, что москвичи и понаехавшие называют «питерскими помойками». Потому, что красиво снимая красивое, отчаянно рискуешь свалиться в глубокую пошлятину, а украшая то, что в общепринятом понимании – безобразно, есть возможность удержаться на грани.

Тотальное потреблядство современников, что соотечественников, что прочих иных, в сочетании с тем, что любой гаджет умеет фото делать, плодит обильное предложение «красивого». Эстетическое чувство формируется, главным образом, на рекламе – предельно вылизанном изображении объекта, который предлагается употребить. «Имиджингеры» (© В. Нескоромный) даже не понимают того, что снимая красивый пейзаж, и публикуя его в социальных сетях и блогах, они крадут у Бога. Крадут, и сбывают краденное за «лайки».

«Выстрел» (shot) фотокамеры метафизически убивает объект съемки. Фотограф как-бы стирает фрагмент реальности, перемещая его в пространство кадра (Н. Подольский). Таким образом, вопрос художественности – это вопрос легитимности снимка: соавтор ли ты создателю, или вор? Имеешь ли ты право «убивать» фотографируя, или нет?

Помни, фотограф, каждый красивый пейзаж – спижжен, каждый залайканный котик – убит.

О свадьбах и кривых стеклах

DSC_6522Это фото с одной из моих любимых свадеб. Редкий случай, когда и молодые, и их гости, и  их родители понимают, что единственное, что остается от свадьбы — это фотоальбом. Понимают, и искренне, от  души сотрудничают с фотографами.

Впрочем, на этом снимке — родители невесты. Дело поисходит в ресторане, после прогулки, во время которой мы с молодыми вляпались в ужасающий ливень. Кто-то из гостей «креативно» поздравляет жениха и невесту, а отец невесты отчаянно веселится. В ресторане изрядно темно и масса всякого интерьера. То есть даже попытка размыть задний план на сильно открытой диафрагме могла оказаться неудачной. Именно для таких проблемных кадров я и использую Lensbaby — смешной объективчик, помесь вантуза и монокля. Поскольку в нем можно менять плоскость фокусировки (не совсем точная формулировка, зато наглядная), то размытие становится весьма избирательным. Сейчас Lesbaby принято ругать, и почитать едва ли не примером отвратительного дурновкусия, но пять-шесть лет назад это была, во-первых, экзотика, а во-вторых – один из немногих инструментов управления размытием в кадре. Я, впрочем, до сих пор его пользую, хоть и имею в арсенале вполне натуральные tilt-shift объективы.

Это снято на полностью открытой диафрагме (2), ISO 800 и выдержке 1/90. Я все мечтаю напечатать эту фотографию 50×50 и подарить родителям невесты. Уверен, молодые этого не сделали.

О социальных лифтах, Грегори Хаусе и фирменных улыбках

Очень беспокоит меня Гондурас. Не то, что бы это беспокойство было тотальным и всепоглощающим, но оно регулярно и плодотворно. Гондурасом здесь является не географическая локация, но умозрительное построение. Что-то вроде растафарианского Сиона или рериховской Шамбалы. В Гондурасе много философских смыслов, но есть и некоторые неметафизические проблемы. В этой его части он взаимопроецируется с вполне физической Российской Федеацией. Как Град Небесный отражается в водах вполне себе земной Иордань-реки.

И вот такой неметафизической проблемой для меня является страстное желание фотолюбителей профессионализироваться. Казалось бы, что не сидится?

Ну снимай себе пейзажи в поездках, макроцветочки, родных и близких, покупай себе потребное для хобби оборудование, совершенствуй свои картинки, делай это сколь угодно хорошо. Но зачем пытаться фотобизнес, делать а? Фоторемесло, в большинстве случаев, не приносит златых гор и требует массу специфических навыков, крайне далеких от «творчества», зачем продавать дареный бабушкой золотой канделябр за ради мифических прибылей? Кроме того, переходя «в профессионалы», любитель обязательно расстается с какой либо творческой свободой, которую ему действительна давала постоянная должность и жалование. Фотолюбитель, оттрубив на сверлении дырок или на впаривании билетов в Провал, берет камеру и расслабленно дует ваять нетленку, а фоторемесленник может неделями писать коммерческие предложения или, в лучшем случае, фигачить каталоги валянной обуви, или зеленых невест огламуривать. (далее…)

«Русские Самоцветы», фото для оформления торговых залов

8842-EditНиже выдержка из синопсиса технического задания на съемку картинок для оформления торговых залов фирменной сети «Русские Самоцветы». Получилось всё совершенно иначе, и я опять не снял того, чего хотел, но, тем не менее, результат мне нравится. Может позже я напишу как это все было целиком, пока так, несколько картинок.

«…

Преамбула

На сегодняшний день образ «Русских Самоцветов», формируется как образ «предприятия с вековыми традициями – наследник Дома Фаберже». Идея несомненно обоснованная и адекватная, однако отдает некоторой антикварностью. К тому же, у торговой сети «Русские Самоцветы», есть серьезный конкурент за наследие Фаберже — флагманский магазин Ювелирторга «Яхонт», активно эксплуатирующий тот же образ и антикварную же эстетику.

При этом, стоит отметить, что современный экономически активный горожанин радикально отличается от себя самого даже двух-трех летней давности. Популярность телевизионных фэшн-шоу, как на молодежных каналах (Podium, The next American Top Model, Топ-модель по-русски), так и на вполне респектабельных («Модный приговор», «Снимите это немедленно» и т.д.), не говоря уже об оглушительном успехе таких интернет-проектов как LookAtMe, OpenSpace, FashionThat, позволяет заключить, что ценности фэшн-индустрии, её эстетика, сегодня весьма энергично проникают в массовое сознание, и не игнорировать их при создании рекламного визуала продукта роскоши, мягко говоря, не разумно.

Идея заключается в том, чтобы не отрицая исторических традиций «Самоцветов», разработать визуал модный, актуальный и динамичный. То, что мы работаем с интерьером, позволяет нам создать картинку гораздо более вегетарианскую, чем то, что принято вешать на наружную рекламу.

Возможные решения

Основа картинки – взаимодействие девушки-модели и драгоценности. Основной месседж – драгоценности это красиво, женщины и драгоценности – умопомрачительно красиво. Модель реализует фэшн-образ, поддержанный визажем и реквизитом. Драгоценности выступают либо элементом первого плана, либо поддерживающим решением.

Изображение в целом должно создавать ощущение праздничности и карнавальности, быть предельно эротичным, но при этом, исполнено так, что его можно показать детям (не заостряя их внимания).

…»

Визаж: Ксения Елисеева,

Модели: Майя Дмитриева, Анна Орис, Алла Корецкая, Ольга Михайлова.

8765-Edit-29513-Edit9317-Edit

И снова о разном и немного о свадьбах

_MG_3073

Одна из прелестей работы фотографа – необходимость объяснять заказчику кто ты такой. Вокруг профессии крутится сатурново кольцо мифов, и один из них – у каждого фотографа обязательно должна быть специализация, и достаточно узкая. Ну вот глупо заказывать свадьбу «макрушнику» или портретисту, а репортеру никто не закажет снимать рекламную постановку. Некоторое рацио в этом есть, но оно, в основном, происходит из того, что средний  уровень квалификации «фотографа-профессионала» действительно невысок. Я часто встречаю объявления о том, что, мол, «фотограф снимет ваш портрет на пленэре», что означает обычно то, что сей мастер элементарно не владеет студийным светом. И да,  конечно, каждый второй любитель, задумывающийся о монетизации своего хобби, начинает со свадеб, полагая, что это просто, и пишет на визитке «свадебный фотограф».

Есть и действительно высокие мастера, которым интересна некая одна сторона фотодела, и они описывают себя какой-то достаточно конкретной фразой. Но ко мне это не относится. Я обладаю совершенно давинчевой широтой интересов и квалификацией достаточной, чтобы управиться с любым сюжетом. Конечно, некоторые из них я люблю больше других, но это не значит, что те, другие, мне неинтересны.

К свадьбам у меня отношение специфическое, и я действительно берусь не за все. И если раньше я упирал на то, что для меня основным критерием, определяющим в дилемме «брать-не брать», является осознание парой важности фотографа на свадьбе, уважение к грядущим семейным реликвиям и прочее подобное, то после одного летнего и одного недавнего осеннего эпизодов концепция поменялась. (далее…)

О том, как цены родятся. Частность вторая

Сегодня ЖЖ-юзер podakuni - в миру известный фотограф Антон Мартынов опубликовал заметку «Сколько мне брать денег за свои фотоуслуги?» Я не то, что бы хочу ему оппонировать, просто моя точка зрения на этот вопрос давно сформулирована и озвучена, отчего же её не опубликовать на собственном сайте?  Этот текст был написан и опубликован в ЖЖ и «Вконтакте», а также «Наподиуме» больше года назад. Он является продолжением материала «О том, как фотолюбители ломают рынок «профессиональной фотографии». Частность первая», программного для меня, в некотором роде. Однако качество текста мне не казалось достаточно высоким и я держал его на перефирии своего виртуального образа. Но всякий плод дозревает в свое время…

Еще одна популярная мантра товарищей, кормящихся фотокартинками, такова: «Развелось, мол, этих, которые свадьбу по 500 р. за час, и каталожку по полсотни за снимок!» Мол, в тяжкой трясине ценовой конкуренции приходится ломать ценник и прозябать на гроши. ОК, давайте попробуем поразмышлять о некоторых аспектах ценообразования.

Таковое, на мой взгляд, формируется под воздействием двух компонент: рациональной и иррациональной. Рациональная – зависит от скрытых и явных расходов на производство фотографии и той нормы прибыли, которую фотограф склонен считать для себя приемлемой. Иррациональная – дает премиальную прибавку к прибыли фотографа и является сугубо волюнтаристической категорией.

С рациональной все просто.

Расходы:

  1. Амортизация оборудования;
  2. Время;
  3. Транспортный коэффициент.

Если вторая камера в проф. линейке (Nikon D700, Canon 5D, etc.) стоит условные 90 000 р., а ресурс камеры заявлен производителем, как средние 150 000 срабатываний затвора, то амортизация камеры на один снимок составляет 60 копеек. Амортизацию объектива считать трудно, но я эмпирически принимаю ее 1/3 от амортизации камеры.  Износом флешки и обуви можно пренебречь. За среднюю фотосессию я снимаю в среднем же 100 кадров в час. Итак, 80 рублей в час  на первую расходную группу. By the way, я не меряю свое время часами. Я предпочитаю термин «съемочный день», в который, в среднем же, закладываю шесть часов чисто съемочного времени. (далее…)

Пять минут ярости

В подавляющем большинстве ювелирных отраслевых журналов работают ребята безрукие и безмозглые. Причем на всех уровнях. Если оставить однако в покое качество текстов и небрежную корректуру, и сосредоточиться на картинке, то самое время браться за пулемёт.

Верстальщики не понимают того, что полоса текста – мощнейший визуальный инструмент, они не умеют работать с типографикой, не понимают значения пустого пространства, логику вёрстки. Максимум на что они способны – набрать в ворде справку о собственном слабоумии.

Но Б-г с ними с версталами, они материал более или менее расходный, но дизайнеры-то! У них высшим шиком считается стравить картинку с фона, и сложновывернуто обтечь её текстом. Они совершенно не понимают того, что наличие заднего плана – непрменное условие передачи объема, что тень от объекта обосновывает рефлекс на нём, и если её нет – любой блик выглядит нелепо. Они даже не предтставляют как всобачить в их корявую полосу прямоугольный объект, и главное, что делать с фоном, отличным от белого. Я могу понять обтравленые цацки в оптовых каталогах, но у нас что не листок, то пальцев на Vogue Gioiello, все дрипиздят о стиле и эстетике, но редактора требуют «картинки без фона и лишнего». Мол их гении «сколажируют если что».  При том, что эти гении в фотошопе дальше подавления красных глаз не продвинулись.

Я понимаю, что «кто девушку ужинает, тому и …», и что уровень эстетического воспитания спонсоров, инвесторов и рекламодателей – та еще беда, и имея полосу жуткой рекламки трудно сделать красивый журнал, но ведь даже не пытаются! Platinum, помнится, выселял рекламные полосы в отдельную резервацию, чем изрядно раздражал рекламодателей, но это позволяло сохранить стиль журнала. Но остальным-то говорить о стиле нелепо. И тем не менее: «Мы берем иллюстрации только на белом, таков наш стиль…»
Стиль у них такой.

Девичник

Она обернулась, она посмотрела,
Слегка улыбнулась, раздетая взором,
Хлыстом помахала лукавым узором,
Мне в сердце вонзила дремучие стрелы…
И. Северянин

3398-EditЭта съемка случилась в начале июня. До сих пор смотрю и радуюсь. Четыре девы решили отметить предсвадебный девичник в фотостудии. Одна из оных, позировавшая мне как-то TFP для одного частного проекта, и обратилась ко мне с предложением от которого я не смог отказаться.

Познакомились. Оказалось, что трое из собравшихся дам танцевальные, то есть много чего знают про свое тело и лицо, а четвертая просто – неописуемая красавица. Имея такую натуру, я решил не жадничать, и несмотря на весьма скромный бюджет пригласил поработать не самого дешевого визажиста – Ксюшу Елисееву, и арендовал не самую дешевую же, но любимую фотостудию «5 этаж».

3338-EditТемой съемки был заявлен бурлеск, но получилось как всегда: питерский некрореализм вперемешку с обаятельным дуракавалянием. Невеста была несколько беременна, девы не взяли ни капли алкоголя, о чем неимоверно сожалели, а главное, забыли свою музыку, которая могла бы им помочь. Но тем не менее, я считаю, что съемка удалась.

Особенно удался портрет, вынесенный в начало заметки. Он вышел этаким неожиданным трибьютом портрету Одри Хепберн, снятому когда-то Ричардом Аведоном. Неожиданным потому, что дама действительно единственная из всех собравшихся никогда и никому не позировала, и по-первости чувствовала себя несколько неловко.

И, вероятно, именно эта неловкость и дала такие великолепные, чуть замерзшие плечи, такую очаровательно смущенную улыбку.

Да и остальные дамы вполне порадовали меня. Они выдали картинку, которую мне не всегда делают профессиональные модели. (Пару ласковых о нонешних профессиональных моделях я как-нибудь потом напишу.)

Глянцевая lifestyle фотография и парадный портрет

_DSC6717Придумывая темы для учебного курса студийной фотографии, пытался составить краткий перечень сюжетов, наиболее популярных у фотолюбителей, TFP-моделей да и, что греха таить, заказчиков, потребляющих фотопортрет. Сам перечень не очень интересен, тем более что и не завершен еще, но очевидно, что тотальное большинство товарищей либо просто копирует идеи журнального глянца, либо пытается их как-то переосмыслить.

Я, кстати, глянцевую фотографию искренне люблю. А вот она меня нет, не дается мне незамутненный глянец, все время какой-то переосмысленный выходит. Чтобы достичь чистоты жанра, я попытался представить, чем питается глянец, откуда происходят его сюжеты. И набрел на довольно забавную идею: глянцевая lifestyle фотография – явная наследница живописного парадного портрета.

Действительно, вспомните, как строился парадный портрет. Герой произведения непременно одет в униформу (доспех для конкистадора, мантия для правителя, темное и богатое для купца) и держит в руке нечто релевантное (шпагу, свиток, подзорную трубу). Обязательный элемент композиции – история на заднем плане: то каравеллы плывут, то рейтары кого-то рубят в капусту, то кто-то что-то строит. А между передним и задним планами какая-нибудь подставочка, на которой стоит глобус, лежит книга, чертеж, стакан, циркуль — ненужное зачеркнуть. Ничего не напоминает? Сиськи, телек и ковер.

Глянцевую фотографию, как и парадный портрет, как и бытовую домушную фотку, характеризует формальная композиция, статичный сюжет, не отягощенный даматургией, плюс самые любимые шмотки, иногда зверье. Герой глянцевого фото каждым извивом своей позы и каждой складкой на подбородке костюма демонстрирует зрителю, чего он достиг, в отличие от него (зрителя) — гоя и лузера.

Таким образом, оказывается, что идеи глянца не столько навязываются автору/заказчику извне, сколько являются очередным отражением архетипичного «я и мое добро», свойственного абсолютно каждому. Вечная ценность…

СВАДЬБА